inna Автор Инна Корытько (inna)

Не заполненно в настройках. Контакты



Разведением казахской породы собак — тазы — Владимир Калашников занимается уже седьмой год. Такое удовольствие ему обошлось в 200 тыс долларов. Ради любимого дела житель Кокшетау продал бизнес, грузовой транспорт, строительную технику и несколько автомобилей, в том числе элитный внедорожник, передает корреспондент BNews.kz


Ворота распахнулись, и всю любознательность как ветром сдуло. Делаю несколько шагов назад и решительно отказываюсь входить — укусят.

«Да не тронут никогда в жизни. Обнюхают, они ужасно любопытные, и оставят в покое. Это же самые умные и добрые существа!» – в голосе обида и возмущение, такими словами встретил меня Владимир Калашников.

Через несколько минут я уже свободно фотографировала собак. Надо заметить, животные позировали виртуозно.

«Они же от болезни и депрессии меня спасли, – признается заводчик. — По специальности я инженер-строитель, когда-то возглавлял строительную компанию, двенадцать лет (с 1999 по 2002 годы) строили гигант российской металлургии — Западно-Сибирский металлургический комбинат, потом продолжил заниматься бизнесом. Большие деньги — всегда большие риски и нереальные стрессы. Выручало хобби — я двадцать два года охотился с гончими, борзыми, лайкой. Когда впервые попробовал выехать с тазы, понял, что остальные собаки не нужны», — рассказывает Калашников.

Первые две тазы Владимир Калашников купил 6 лет назад. К выбору животных заводчик подошел серьезно. Не менее ответственно выбирал и имена собакам.

«Хотелось, чтобы белая была быстрой, грациозной, умной, а черный — отважным и сильным. Поэтому — Ак Бокен и Бокен Бек, в неточном переводе с арабского — белая антилопа и правитель антилоп. Они — дети достойных родителей — победителей полевых испытаний под Астаной в с.Новоишимка», — мечтает заводчик.



«На душе было тоскливо: разборки, проверки, — вспоминает охотник. — Я нанял адвоката, выдал ему доверенность, ввел в курс и почувствовал себя свободным: будь что будет. Каждый день — с утра до позднего вечера — я проводил в поле со своими тазы, выпускал их, учил жить и охотиться как гончих. За год проехал с ними по степи сорок тысяч километров. Учил их, учился сам. Чтобы тебя понимали, нужно просто любить. Собакам речь не дана, только несколько оттенков лая и рычания, все остальное — движения и эмоции» .

Но в кругу местных аксакалов знатоков тазы он своим так и не стал, признается Виктор Николаевич.

«Они привыкли ценить тазы, исходя из древних представлений, когда человек жил с семьей в степи. Какая разница, кто кого покроет, все равно это тазы. Тогда ведь собак не лечили, выживали сильнейшие, поэтому улучшать породу незачем было», — отмечает мой собеседник.

Калашников ни с кем спорить не стал и вывел новую ветвь тазы, которую назвал тазы бокен.

«Вот этот кобель, например, создан для бегов — тонкий, легкий. А этот — для ездового спорта: сильный, мускулистый, рывок хороший. Тем не менее с ними обоими можно охотиться. В Казахстане разведением тазы серьезно занимаются несколько питомников, в том числе Кушбек-ага в пос. Киевка Карагандинской области. Так вот, он девять лет назад отправил деда вот этого тазы в Россию. В 2015 году я привез оттуда шестерых его потомков, то есть фактически вернул на родину», — говорит Калашников.



«Постепенно я стал улучшать внешний вид собак, мы искали пару моим «мальчишкам» в Балхаше, Караганде, Семее, Астане. Искал, как говорится, красоту. Но щенки рождались разные по окрасу и размеру – крупные и мелкие. Потом нашел в Интернете Ирину Сандуляк, она разводит тазы в Тамбове, взяв щенков у Владимира Марка из Краснодарского края. У нее хорошая линия — красивая, спортивная. На Всероссийской выставке ее собака, мать моих щенков, заняла первое место», — рассказал заводчик.

Всего в питомнике Калашникова 44 собаки, из них 17 племенных. Виктор Николаевич очень гордится их происхождением и высокими регалиями: на каждой из выставок его питомцы с завидным постоянством занимают призовые места. Некоторые из собак зарегистрированы в российской кинологической федерации.

Сегодня мужчина без сожаления вспоминает о том, как вложил в тазы в общей сложности порядка двухсот тысяч долларов собственных средств. Для этого он продал машины, строительный транспорт и оборудование плюс накопления — фактически все, что заработал в строительном бизнесе. И всех теперь содержит за свой счет. Сумма немаленькая. Это дорогие прививки, лекарства, корм. Содержание одной собаки в месяц обходится заводчику в 15 тысяч тенге.

Но, надо сказать, воспитывать тазы у себя в питомнике — не конечная цель. Виктор Калашиков написал бизнес-проект с говорящим названием «Казахская тазы — возрождение».

«У казахской тазы поразительные выносливость, зрение, чутье, а еще — сообразительность и довольно сложные охотничьи инстинкты. Очень ценятся приученные работать в паре с беркутом, вместе они могут брать даже волка. По преданиям, одна хорошая тазы кормила весь аул. Но эти времена прошли. В магазинах все есть, были бы деньги. Да и дичи стало меньше, а затрат на охоту — в разы больше. Поэтому интерес к тазы потихоньку угасает», — расстраивается Калашников.

Главная цель проекта — привлечь людей к разведению национальной породы собак, увлечь детей. Для этого он готов предоставлять для скрещивания своих тазы, но при условии, что щенки будут оставаться в Акмолинской области.

«В мире 2,5 тысяч тазы, и если сотня будет в Кокшетау, разве это не здорово?» — отмечает охотник.



Важная часть бизнес-проекта — открытие культурно-развлекательного центра. Под него уже строится площадка на территории вдоль объездной дороги трассы Бурабай — Костанай, в районе Парка борцам революции. Три гектара земли — собственность местного бизнесмена, с которым Калашников заключил договор о совместной деятельности: он будет руководить бизнесом, а Виктор Николаевич — поставлять беговых собак и щенков, имея в нем свою долю.

В основе развлечений центра, по замыслу автора — ездовой спорт.

«Такой есть в Петропавловске — 400 тенге за общение с хаски. Хочу создать в Кокшетау, — делится собеседник. — Но у нас будет не просто общение, а веселые старты. В Казахстане создана федерация ездового спорта: собака тянет лыжника, нарты, велосипед или просто бежит в упряжке. Эти виды спорта начали развиваться сейчас в Шахтинске (там находится республиканская федерация ездового спорта), Усть-Каменогорске, Павлодаре и Астане. Только там разные собаки, а у нас будут только тазы.

Но для этого, конечно, нужно, чтобы были участники. У меня сегодня девять щенков, я их готов продать. В Астане их продают за 500 долларов, я же могу за двести или сто».



Владимир Калашников признается: особенно азартным может отдать собаку даром, правда при одном условии — интерес к разведению и участие в веселых стартах. Он должен быть уверен, что родители ребенка поддержат, и тазы не будет, к примеру, пасти баранов или его не посадят на цепь.

Свой проект заводчик презентовал на недавней видеоконференции с вице-министром культуры и спорта РК Сакеном Мусайбековым, он просил содействия в получении гранта на покупку современного оборудования для кинодрома.

Вице-министр ответил, что вопрос выделения средств должен решаться на местном уровне, но обещал поддержку в продвижении в Казахстане нового вида спорта.

Владимир Николаевич — необыкновенно душевный, эмоциональный. О своих любимцах может говорить часами, да что там — сутками напролет! По совету друзей решил записывать небольшие истории. Говорит, в первый вечер написал первые пару абзацев «и потерял сознание». Увлекся, значит.

«Есть у успешных людей традиция дарить швейцарские часы — в знак уважения, признания. Я мечтаю, чтобы у казахов была традиция дарить щенка тазы. Как символ особенного, сердечного расположения, а еще — благополучия и процветания», — говорит В.Калашников.

Теги

0 Комментариев

Оставить комментарий

Имя:
E-Mail:
Введите код с картинки:

Похожие материалы